новости прикольные рассказы истории короткие читать

Полиграфия и Семёныч: Привет Андрей!

Случайно увидеть собственную мемориальную доску, на доме, в котором ещё живёшь, – это не предрассудок, это реально страшно.

В дверь позвонили. Шаркая тапками, на манер Семёныча, молодая, розовощёкая Полиграфия не спеша пошла открывать. Тут же подоспел Семёныч. На пороге стоял небритый и не чёсанный Привет Андрей! – Семёныч впустил незваного гостя.

– Ой! Привет Андрей! Это вы? – Полиграфия узнала гостя несмотря на его не презентабельный вид:

– Привет! – Ответил Андрей едва слышно. Он кинулся на колени и запричитал: – Семён Семёныч! Бог ты мой, выручай! – Сил моих нету это блядство терпеть. Уж лучше в омут головой! – Привет застонал…

Семёныч презрительно посмотрел на опустившегося, некогда популярного ведущего, когда-то популярных телевизионных каналов:

– Вставай Андрюша. Не надо! Ты же не пацан, чтобы вот так, в ноги кидаться. Поднимись с колен сын мой. – Могучий Семёныч и Полиграфия подхватили Привета под мышки и поставили на ноги:

– Я тебе, гадёнышу, сколько раз говорил? – Семёныч, вдруг ощутил в себе силу и могущество Создателя. – А ты-сучонок не слушался. Всё по-своему норовил! Всюду свой нос совал, лукавил, врал… Вот тебе результат…

Семёныч усадил Привета за стол и налив ему «коньяку», велел выпить. Привет не жеманничал и залпом осушил содержимое стакана. Букет с ароматами жасмина, дерева и лесного ореха, проник во все уголки сознания Привета. А сливочный вкус добил сознание тоннами меда и фруктов в сочетании с легким дубово-терпким нюансом:

– Семёныч! Так это же «Курвуазье»! – Привет Андрей с восторгом начал рассказывать о достоинствах знаменитого конька, которым любил баловать себя Наполеон I Бонапарт:

– Да полно тебе, знаю я, кто кого и за что любил этот коньяк. Лучше скажи, как ты до жизни такой докатился? – Привет молчал, упершись одним глазом в массивную дубовую столешницу. Второй глаз Андрея был устремлён в сторону почти полной бутылки элитного алкоголя. Полиграфия безмятежно наблюдала, как Привет лакает чужой коньяк.

– А можно ещё коньяку? – Попросил Андрей. Семёныч налил ему полстакана и грозно посмотрев на гостя сердито сказал:

– Ты давай, не налегай. У меня тут не рюмочная. Вот закуси форшмаком. – Полиграфия намазала для Андрея большой ломоть хлеба толстым слоем самодельного форшмака. Привет выпил и, закусив форшмаком, надменно произнёс:

– Да пошли вывсевпесду!

В тоже время.

В прихожей раздался звонок. Семёныч, шаркая тапками, придерживая сваливающиеся трусы, пошёл открывать. На пороге его трёхсотметрового пентхауса стояли три амазонки, одна другой краше:

– Привет Семёныч! Ты позволишь зайти? – Семёныч предчувствуя дурное, непреклонно стоял в дверном проёме:

– Настенька! Оленька! Натуля! Привет и вам! Каким судьбами? – Семёныч попытался неестественно улыбнутся. – Знаете девочки, вы простите, я сейчас не один. У меня дама сердца. Как-то не ловко будет. – В это время, икая и пошатываясь, в холле прихожей появился Привет Андрей…

– Ах, вот ты где! Паразит! – в один голос прошипели девушки. И накинулись на пьяного льва, который не смог противостоять трём разъярённым лвицам…

То, что происходило дальше, не имеет ни малейшего отношения ни к Семёнычу, ни к Полиграфии. Андрей переночевал на балконе у Семеныча, а на утро, спустился по водосточной трубе с тридцатого этажа. Только его и видели…

После того как Андрей Привет вылетел в Первого канала, он некоторое время работал на втором. Но, спустя год, нервы Привета сдали, и он понёс всякую ахинею, в том числе накатил и на «светских» мать их львиц… А вы знаете, что в природе, несколько разъярённых львиц, вполне могут разодрать одного стареющего льва (на тот момент Привет Андрею шёл 48 год).

Поделиться ссылкой:

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x